Военный переворот в Турции, 2016 год

Государственный переворот как он есть

В ночь с 15 на 16 июля 2016 года в Турции произошёл удачный государственный переворот.

Нет, выступление группы офицеров против президента было подавлено. Едва ли мы теперь достоверно узнаем, чего именно хотели заговорщики и насколько реальными были шансы на успех их предприятия. Это теперь закрытая страница.

Но переворот произошёл. Президент Реджеп Эрдоган не просто удержал власть, не просто заручился поддержкой горожан против «внутренних врагов», но смог сделать то, что не сумел ранее: полностью подчинил себе судебную систему, произвёл ротацию судей, чистку спецслужб и аресты, как сторонников заговора, так и тех, кто мог открыто выражать протест или препятствовать неконституционным действиям президента. После массовых арестов в Турции поставлен вопрос о восстановлении смертной казни. Можно сказать, что в мире стало одной диктатурой больше.

Нас не должна сбивать с толку поддержка, оказанная Эрдогану жителями крупных городов. С одной стороны, диктаторы часто пользуются широкой поддержкой, авторитетом, «всенародной любовью» — и это всем хорошо знакомо по диктатурам, возникшим на постсоветском пространстве. С другой стороны, поддержка части горожан не означает снятия многочисленных противоречий, имеющихся в турецком обществе, а особенно – на национальных окраинах Турции. Именно эти противоречия позволяют говорить, что дело не ограничится тысячами уже арестованных. Сразу после выступления военных было заявлено о 2839 арестованых. Кроме военных и чиновников в это число, видимо, входят и 178 слишком самостоятельных судей. Можно ожидать, что репрессии против недовольных и инакомыслящих продолжаться.

В наше время диктаторские режимы всё менее становятся «белыми воронами» мирового сообщества. Опять, как во второй четверти XX века, авторитаризм входит в моду. Голос анархистов должен звучать, указывая на каждое наступление государственных хищников на свободы людей. Необходимо напоминать людям, что их достоинство неизмеримо важнее государственного единства.

Марк